Для клиентов
Контакты
Тел.: +38 (097) 610-50-99
Email: agancy.brand@gmail.com
Интеллектуальная собственность
Назад ]

Проблемы определения понятия "вещание" в российском законодательстве

 

Деятельность телерадиокомпаний по осуществлению телерадиовещания является объектом регулирования как законодательства о средствах массовой информации, так и законодательства об авторском праве и смежных правах. Отсюда и понимание вещания становится одним из ключевых для понимания положений отечественного законодательства и их реализации.

 

I. В соответствии со ст. 4 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 "О средствах массовой информации" (далее – Закон о СМИ) вещание представляет собой вид распространения продукции средств массовой информации, заключающийся в трансляции радио-, телепрограмм. При этом под продукцией понимается отдельный выпуск радио-, телепрограммы.

 

Это положение заслуживает внимания с точки зрения соотношения понятий "распространение продукции", "трансляция программ", "вещание".

 

Системный анализ положений Закона о СМИ, Федерального закона "О связи", а также положений о лицензировании телерадиовещания и лицензировании деятельности в области связи приводит к выводу о том, что "вещание" как деятельность вещательной организации и передача сигнала как деятельность оператора связи представляют собой разные вещи. При этом и в международных документах электросвязи и в понимании практиков, работающих на рынке электронных СМИ и услуг электросвязи, как раз деятельность оператора связи воспринимается как трансляция. Да это и понятно. Трансляция суть технический термин, означающий передачу определенного качества сигнала, и он никак не связан с деятельностью вещателя. Вещатель, напротив, должен позаботиться не только о технической стороне вопроса, но и параметрах своего "контента", о его соответствии предъявляемым к нему требованиям. Правда, возникает другой вопрос: кто – связист или вещатель – является распространителем продукции телерадиопрограмм. Здесь нам опять-таки необходимо обратиться к "первоисточнику" – Закону о СМИ.

 

Под распространителем, – установлено в ст. 2, – понимается лицо, осуществляющее распространение продукции средства массовой информации по договору с редакцией, издателем или на иных законных основаниях. Это определение, в свою очередь, заставляет остановиться на ряде моментов.

 

Если редакция СМИ и вещатель СМИ есть лица разные, то вещатель по логике Закона является распространителем. А если редакция и вещатель одно и то же лицо, то распространителем является оператор связи, оказывающий услуги связи вещателю-редакции (или редакции-вещателю).

 

Здесь мы сталкиваемся с одной из тех неточностей Закона о СМИ, которые стали очевидными только с развитием рынка СМИ. Технология распространения электронных и печатных СМИ различна. Если применительно к продукции печатных СМИ распространителем является то лицо, которое осуществляет распространение печатной продукции, то применительно к телерадиопрограммам распространителем следует признать то лицо, которое осуществляет или обеспечивает распространение соответствующей программы на основании соответствующей лицензии на вещание. Таким образом, лицензия на вещание выполняет не только функцию разрешительного документа, но и своеобразную функцию идентификации лица именно как вещателя в ряду лиц, осуществляющих или обеспечивающих распространение СМИ. А что же связист? Он как лицо, осуществляющее передачу соответствующей программы, тоже может быть назван распространителем. Но его функция распространения отлична от функции распространения, присущей вещателю. Во-первых, она, как уже отмечалось, носит характер чисто технический (передача сигнала). Во-вторых, эта деятельность вторична, зависима от деятельности вещателя. Именно вещатель в соответствии с параметрами своей лицензии, с одной стороны, выбирает соответствующее СМИ или даже соответствующие передачи, которые будут распространяться через канал вещания (в том числе в рамках своего СМИ), а с другой – заключает договор с оператором связи, который обеспечивает доведение программы до потребителей.

 

Из различий в определении характера деятельности вещателя и оператора связи проистекают и различия в ответственности. Связист отвечает за качество сигнала, за соответствие сигнала предъявляемым к нему требованиям, но не за его содержание. Вещатель же несет ответственность за все вопросы, возникающие в процессе распространения телерадиопрограмм под страхом аннулирования лицензии.

 

Конечно, развитие технологий не может не отразиться на порядке осуществления вещания. Наземное эфирное вещание отличается от вещания в кабельных сетях или от вещания через глобальную компьютерную сеть "Интернет". Такое изменение общественных отношений, возникающих по поводу вещания, настоятельно требует изменение правового регулирования этих отношений. Кстати, различие в правовом регулировании эфирного, кабельного и Интернет-вещания известно развитым законодательствам.

 

Очевидно, что наземное эфирное вещание связано с использованием ограниченного природного ресурса – радиочастот, определение количества которых подчинено жесткому частотному планированию, осуществляемому на основе международных соглашений и регламентов в области электросвязи.

 

Использование такого ресурса – в силу его ограниченности – любым и каждым желающим невозможно. Соответственно встает вопрос об отборе вещателей среди всех желающих. Этим объясняется конкурсный порядок распределения частот, закрепленный в постановлении Правительства РФ от 26 июня 1999 г. № 698 (в редакции постановлений Правительства РФ от 25.01.2000 № 59, от 05.08.2000 № 584 и от 23.02.2001 № 147).

 

Другое дело – вещание с использованием кабельных систем распределения сигнала. Проложить кабель можно, причем и не один, и не два. Здесь нет проблем, характерных для наземного эфирного вещания. Но с другой стороны, кабельные сети должны быть проложены на конкретных земельных участках и подведены к конкретным пользователям в соответствующих зданиях, сооружениях и жилых домах. А это значит, что планирование и строительство кабельных сетей должно быть согласовано с соответствующими административными требованиями. Кроме того, строительство параллельных кабельных сетей всегда связано с проблемами практического свойства. Как правило, оно возможно только при поддержке местных органов управления.

 

Очевидно, что вещание в кабельных сетях не может быть определено через такие понятия как номер частотного канала или мощность передающего устройства. Ключевым параметром здесь является территория. Отсюда и параметры лицензии на вещание в кабельных сетях должны отличаться от параметров лицензии на наземное эфирное вещание. Однако реализация положений Указа Президента РФ от 6 июля 1999 г. № 885 (с изменениями, внесенными указом Президента РФ от 9 августа 2000 г. № 1476) и Положения о лицензировании, характеризующих вещательную деятельность как единую, нерасчлененную на составные части, не дало возможности МПТР России применить различные подходы к лицензированию разных видов вещания.

 

Что же до Интернет-вещания, то оно повсеместно в мире признается свободным. Это связано с самим характером распространения информации через всемирную компьютерную сеть. Следовательно, Интернет-вещание следует признать свободным, а его лицензирование – излишним.

 

В то же время свобода вещания в Интернете требует от вещателей высокого уровня ответственности. Такой вещатель не рискует лицензией, требования к его вещанию минимальны. Но если даже эти минимальные требования он нарушает, то санкции к нему должны быть более строгие, чем к остальным вещателям, принимая во внимание и то, что распространяемые им материалы становятся общедоступными в глобальных масштабах.

 

II. Понятие вещания тесным образом связано не только с распространением продукции средств массовой информации, но и со смежными правами организаций вещания. Что же представляет собой вещание с этой точки зрения?

 

Понятие вещания тесным образом связано не только с распространением продукции средств массовой информации, но и со смежными правами организаций вещания. Что же представляет собой вещание с этой точки зрения?

 

Вещание тесно связано с объектом смежных прав вещательных организаций. Следует правда заметить, что ни в доктрине, ни в нормативных актах нет единства в определении объекта прав вещательных организаций. Так, в Конвенции о нераспространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники от 21 мая 1974 г. говорится, что объектом защиты является несущий программу сигнал, а не сама программа. Согласно ст. 1 под "сигналом" понимается создаваемая с помощью электронных средств несущая частота, способная передавать программы, а под "программой" – совокупность материалов, получаемых непосредственно или в записи, состоящих из изображений, звуков или изображений и звуков, передаваемая посредством сигналов с целью последующего распространения.

 

В то же время в большинстве законодательств объектом охраны является передача или передача и трансляция. А иногда объектом выступает программа (как, например, во Франции).

 

Если попробовать осуществить анализ всех данных терминов как с юридической точки зрения, так и с точки зрения этимологии этих слов, то следует признать, что “вещание” более других может претендовать на признание за ним свойств объекта прав организаций эфирного и кабельного вещания в российском законодательстве.

 

Если в качестве объекта правоотношений признается сигнал, то к числу правообладателей должны быть отнесены в первую очередь операторы связи, что не совсем верно. Как указывает Д. Липцик, если техническое оборудование принадлежит почтовому управлению, а материалы для передач предоставляются Би-Би-Си, то именно Би-Би-Си, а не почтовое управление должно признаваться организацией вещания. Ровно так же, когда речь идет о передаче или программе, то вещательной организацией признается не создатель соответствующей передачи (продакшн-компания, например), а опять-таки вещательная организация. Таким образом, с точки зрения связи “субъект – объект”, последним должно признаваться именно вещание.

 

Конечно, в качестве объекта можно назвать и трансляцию, тем более, что организациям эфирного вещания принадлежит право на ретрансляцию. Однако, как уже отмечалось выше, термин трансляция не совсем удачен с точки зрения опять-таки понимания взаимоотношений “организация вещания – оператор связи”.

 

Таким образом, если с точки зрения законодательства о средствах массовой информации вещание – вид деятельности, то с точки зрения законодательства об интеллектуальной собственности – это объект смежных прав вещательных организаций. Как вид деятельности вещание подлежит лицензированию в установленном законом порядке с целью распространения продукции средств массовой информации. Как объект смежных прав вещание подлежит правовой защите в интересах правообладателей.

 

Поэтому в Законе РФ "Об авторском праве и смежных правах" надлежит п. 1 ст. 40 изложить в следующей редакции: " Организации эфирного вещания в отношении ее вещания принадлежат исключительные права на использование вещания в соответствии с настоящим Законом". Аналогичным образом можно изменить и п. 1 ст. 41 Закона – в отношении организаций кабельного вещания. Такая формулировка четко указывает на субъект и объект права, а также позволяет избежать двоякости в толковании таких терминов как передача (имеется в виду “передача” как технический процесс и “передача” как совокупность аудиовизуальных материалов) и трансляция.

 

Но наибольшую трудность представляет собой отношения, возникающие между организацией эфирного вещания и владельцами кабельных сетей телевидения. Какова характеристика этих отношений: предоставление права на передачу вещания в кабеле или же это предоставление услуг связи соответствующим оператором? На практике данные отношения часто рассматриваются и как передача смежных прав от организации эфирного вещания к организации кабельного вещания, и как оказание услуг связи "кабельщиком" организации эфирного вещания. Тем самым стороны добиваются своеобразного паритета, основанного на зачете требований (никто никому ничего не платит, поскольку ценность предоставляемых прав приравнивается к ценности предоставляемых услуг связи).

 

Ключом к пониманию этих отношений является определение той функции, которую выполняет "кабельщик". В том случае, если он осуществляет доводку эфирного сигнала до пользователя, можно говорить об оказании услуг. Если же речь идет о получении возможности именно транслировать вещание телекомпании – то в данном случае речь идет о предоставлении прав на вещание. При этом порядок предоставления этих прав может быть определен договором. К примеру, организация эфирного вещания может быть заинтересована в трансляции своего вещания по кабельным сетям, в том числе из-за расширения зона распространения своих программ, что может быть связано с возможностью получения дополнительной прибыли от размещения рекламы. В этой связи владелец кабельных сетей вправе настаивать на получении каких-то материальных выгод и для себя. Но это связано именно с порядком использования вещания, а не в связи с оказанием услуг.

 

Следовательно, отношения между вещательной организацией и владельцем кабельных сетей не подлежат трактовке как одновременно отношения по использованию объекта смежных прав и отношения по оказанию услуг связи. Здесь возможна только альтернатива: либо одно, либо другое.

 

С другой стороны, важно определить, что предоставляется именно право вещательной организации, предусмотренное подп. 1 п. 2 ст. 40 (право на ретрансляцию), а не авторско-правовое правомочие на передачу произведения в эфир или по кабелю. Если одна организация вещания предоставляет другой организации вещания право на ретрансляцию определенных передач, представляющих аудиовизуальные произведения, то речь идет о авторско-правовом правомочии передачи произведения в эфир. Если же речь идет о передаче вещания телекомпании в течение трех часов в сутки, например, с 20:00 до 23:00, то в данном случае речь идет о ретрансляции.

 

При этом важно помнить, что права организации вещания не должны нарушать прав авторов, исполнителей и производителей фонограмм.

 

 

Автор – Астамур Тедеев, кандидат юридических наук, доцент Кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности.

Источник – http://www.internet-law.ru/info/unesco/tom6.htm

Назад ]