Для клиентов
Контакты
Тел.: +38 (097) 610-50-99
Email: agancy.brand@gmail.com
Коммерческая тайна
Назад ]

Правовой режим коммерческой информации

Успех любой деятельности, прежде всего коммерческой, бесспорно зависит от грамотного обращения с информационными потоками. Большую роль играет не только сбор, накопление и обработка, но и правильное хранение и использование актуальной для бизнеса информации, а также защита интересов ее обладателей. Статистика свидетельствует о росте экономических преступлений, связанных, в том числе и с незаконным получением и оборотом информации. Поэтому большинство предпринимателей придает важное значение таким категориям как «конфиденциальная информация», «коммерческая и служебная тайна», «секрет производства», «ноу-хау», и всерьез озабочено проблемами охраны своих «информационных интересов». Одни хозяйствующие субъекты заказывают проведение дорогостоящих исследований, осуществляют подбор соответствующих кадров, которые смогли бы оценить текущее состояние информационной безопасности предприятия и, при необходимости, создать надежную систему контроля за использованием коммерчески значимой информации. Другие просто стараются снабдить грифами секретности как можно больше различных документов (для верности). Однако, перебор в использовании превентивных мер, препятствующих общей доступности к информации, как и ее утечка, может привести к неблагоприятным последствиям, как то:

· излишняя формализация отношений, отрицательно сказывающаяся на производительности труда;

· недовольство и увольнение ценных кадров и, как следствие, вероятность еще большей утечки коммерческой информации;

· споры с антимонопольными органами, судебные тяжбы и издержки.

 

К тому же, далеко не каждый знает о том, какая именно информация может быть отнесена к коммерческой тайне и другим вышеназванным категориям, каков ее правовой режим, и какие способы защиты законных интересов обладателей коммерческой информации могут быть им использованы.

 

1. Понятие и виды информации по действующему законодательству

 

Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 года № 24-ФЗ (далее – Закон об информации) определяет «информацию» как сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. По категориям доступа, информация делится на открытую (общедоступную) и закрытую (с ограниченным доступом). К информации с ограниченным доступом относятся только три вида информации:

 

· сведения, отнесенные к государственной тайне;

· персональные данные;

· конфиденциальная документированная информация.

 

Информация, не относящаяся к трем названным категориям, является общедоступной. Некоторые виды информации, доступ к которой запрещено ограничивать, прямо названы законодательством. Среди них: законодательные и другие нормативные акты; документы, содержащие информацию о чрезвычайных ситуациях, экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасного функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом; информация о состоянии экономики и потребностях населения; информация представляющая общественный интерес или необходимая для реализации прав, свобод и обязанностей граждан. За сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей законодательством установлена уголовная ответственность.

 

Персональные данные представляют собой сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, и являются разновидностью более широкого понятия – конфиденциальной информации. Не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения. Безусловно, незаконное получение и использование персональных данных индивидуального предпринимателя или сотрудников руководящего звена фирмы может нанести ущерб их бизнесу. Сведения о частной жизни рядовых сотрудников в руках шантажистов могут служить инструментом для получения более ценной информации, о «судьбах предприятия». Однако, вопросы обеспечения личной безопасности в настоящей работе также не затрагиваются. Речь пойдет именно о конфиденциальной информации, имеющей коммерческую ценность (для удобства изложения – «коммерческая информация»).

 

2. Коммерческая и служебная тайна

 

Термин «конфиденциальная информация» определяется ст.2 Закона об информации как «документированная информация, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством РФ». Помимо персональных данных к разряду конфиденциальной информации, согласно Перечню сведений конфиденциального характера (утвержден Указом Президентом РФ от 6 марта 1997г. № 188), отнесены, в том числе коммерческая и служебная тайна.

 

Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну

 

· должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам;

· к ней нет свободного доступа на законном основании;

· обладатель такой информации принимает меры к охране ее конфиденциальности (ст.139 ГК РФ).

 

Несмотря на то, что служебная и коммерческая тайна обладают тремя аналогичными признаками, синонимами они не являются. Служебную тайну составляют служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (п.3 Перечня сведений конфиденциального характера). Коммерческая же тайна – информация, связанная именно с коммерческой деятельностью.

 

Следует отметить, что значение термина «служебная тайна» претерпело некоторую трансформацию. Ранее служебная тайна в основном отождествлялась с защищаемыми государством сведениями в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и иной деятельности, утечка которых могла бы нанести ущерб интересам страны. Документы различных ведомств носили грифы секретности, а за разглашение служебной тайны законодательством РСФСР была предусмотрена уголовная ответственность. Принятым в июле 1993 года Законом РФ "О государственной тайне" указанные сведения были отнесены, соответственно, к разряду государственной тайны, а введение в действие Части первой ГК РФ 1 января 1995 года позволило дать служебной тайне относительно обособленную характеристику.

 

Законодательство не устанавливает каких-либо дополнительных признаков служебной и коммерческой тайны (например, чтобы это была именно научно-техническая информация). Достаточно чтобы сведения соответствовали трем критериям, названным в ст.139 ГК РФ. Изучим их содержание.

 

Коммерческая (служебная) тайна – это информация, обладающая коммерческой ценностью. Как отмечается в литературе, «ценность информации – комплексный показатель ее качества, мера пригодности для принятия решений в конкретной сфере» [1, с.2]. Отсюда коммерческая ценность информации – это показатель ее пригодности (полезности) для принятия решений в коммерческой деятельности. Данный показатель оценивается исходя из трех критериев:

1.      достоверность;

2.      актуальность;

3.      полнота информации.

 

Одним из рисков бизнеса является получение недостоверной информации. Ее источником может быть, например, недобросовестная реклама, содержащая некорректные сравнения и вводящая потребителя в заблуждение. По смыслу ст.6 Закона РФ «О рекламе» отсутствие в рекламе части существенной информации также является разновидностью введения в заблуждение.

 

Распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации, введение в заблуждение и некорректное сравнение являются формами недобросовестной конкуренции в соответствии со ст.10 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения (ст.178 ГК РФ).

 

Однако, необходимо отличать дезинформацию (целенаправленное или случайное введение в заблуждение), от неверно воспринятой информации, например, в результате давления авторитетов, недостатка знаний о конкретном предмете или образования в целом, наличия «под рукой» шаблонных решений и т.д. Сведения о несуществующих фактах и событиях или искаженные сведения заведомо не конфиденциальны, поскольку коммерческая эффективность принятого на их основе решения равна как минимум нулю. Неверное же восприятие информации одним субъектом не влечет потерю ее ценности для других. Поэтому субъект, который решил, что его дезинформировали, и разгласил информацию, полученную на условиях конфиденциальности, рискует быть привлеченным к ответственности владельцем этой информации. Подобный конфликт может быть справедливо решен только в том случае, если спорная информация была надлежащим образом задокументирована сторонами.

 

Актуальность применительно к информации часто синонимизируется с таким понятием, как «своевременность». Однако актуальной для бизнеса может быть и информация, полученная с опозданием, в том числе исторические данные. При этом, потребители информации, использующие ее в своей коммерческой деятельности, должны иметь четкое представление о том, какую именно информацию они получают. В противном случае возмещение убытков, возникших у потребителей вследствие использования такой информации, лягут на плечи ее поставщика.

 

Поскольку получить сто процентов знания по конкретному вопросу невозможно, под «полнотой информации» понимается достаточность информации для принятия соответствующего решения. Отсюда отдельный незначительный компонент коммерческой информации, знания которого недостаточно для принятия эффективного бизнес-решения, самостоятельной ценностью не обладает.

 

Аналогичный вывод можно сделать, проанализировав нормы Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности ТРИПС (Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights – TRIPS). Как указано в п.2 ст.39 Соглашения, секретной может являться информация, которая в целом или в определенной конфигурации и подборе ее компонентов не является общеизвестной или легко доступной. То есть, в рамках института коммерческой (служебной) тайны правовое значение может иметь подбор компонентов информации (конфигурация).

 

Российская Федерация Соглашение ТРИПС пока не ратифицировала. Однако, следует уделить внимание некоторым положениям данного документа, приняв во внимание стремление России вступить во Всемирную Торговую Организацию (членами которой на 1 января 2002 года уже являлось 144 государства), что невозможно без приведения национального законодательства в соответствие с ТРИПС.

 

Теоретически, информация, представляющая интерес, не связанный с извлечением прибыли, не может быть признана коммерческой (служебной) тайной. Вместе с тем, законодатель обращает внимание, что к таковой относятся не только сведения, имеющие коммерческую ценность на данный момент времени (действительная ценность), но и те, что могут обрести ценность в будущем (потенциальная ценность).

 

Информация должна быть неизвестна третьим лицам, которые не связаны соответствующими обязательствами по сохранению ее в тайне. Соглашение ТРИПС сужает круг третьих лиц до профессионалов. То есть согласно ТРИПС, если сведения легко доступны широкому кругу специалистов, то они не могут быть конфиденциальными. Подход зарубежного законодателя представляется весьма обоснованным, поскольку получение информации определенного вида может быть затруднительно для простого обывателя не только из-за секретных свойств этой информации. Причин этому может быть множество, например, отсутствие аккредитаций на осуществление определенной деятельности или навыков работы с техническими средствами и специальным программным обеспечением.

 

Конечно, владелец коммерческой информации может требовать обеспечения ее конфиденциальности от своих сотрудников и всех потребителей. Однако важно не переступить определенный количественный предел таких договоров. Как отмечает профессор Иллинойского университета (США) Питер Мэггс, «…нельзя не признать, что владелец секрета может выдать лицензию на его использование третьим лицам – производителям в данной отрасли. Однако если каждая компания отрасли использует данный технологических процесс, то его нельзя не признать общеизвестным приемом производства» [2, с.49]. Поэтому ситуации, когда тысячи специалистов пользуются ресурсами одного поставщика информации, и, при этом, называются потребителями конфиденциальной информации, принимая на себя обязательства по сохранению ее в тайне, лишены правовой почвы. В этом случае информация носит не конфиденциальный, а скорее открытый (общедоступный) характер.

 

Так, довольно сложно представить, чтобы редакция газеты, выходящей в свет большими тиражами, запрещала своим подписчикам разглашать прочтенные в ней новости. Тем временем, число потребителей услуг агентств, например, транслирующих биржевую информацию, превышает тираж многих газет.

 

Кроме того, возможность получить информацию на условиях конфиденциальности должна предоставляться уж точно не всем желающим. Не случайно, третьим признаком коммерческой (служебной) тайны по ст.139 ГК РФ является ее недоступность на законном основании. Предполагается, что третьи лица могут получить ее только незаконным путем либо в результате небрежности обладателя тайны.

 

Соглашение ТРИПС для целей понимания сущности противоправных деяний, направленных на получение коммерческой информации, вводит понятие «способ, противоречащий честной коммерческой практике». Под ним понимается как минимум такая практика, как нарушение договора, подрыв доверия или содействие подрыву доверия, а также приобретение закрытой информации третьими лицами, которым было известно или не стало известно лишь в результате грубой небрежности, что ее приобретение относится к такой практике. Аналогичную формулировку содержит проект Федерального закона «О коммерческой тайне» [4]: «неправомерные способы получения коммерческой тайны – собирание информации, составляющей коммерческую тайну, посредством похищения документов, подкупа или угроз, дачи взятки, введения в заблуждение, нарушения или подстрекательства (принуждения) к нарушению обязательств о соблюдении режима коммерческой тайны, а равно иным незаконным способом без согласия обладателя коммерческой тайны на передачу коммерческой тайны третьим лицам». Действующее российское законодательство предусматривает санкции ответственности за совершение перечисленных деяний, некоторые из которых будут рассмотрены ниже.

 

Следует отметить, что ни в одной стране мира законные интересы владельца коммерческой тайны не имеют защиты от независимых открытий [2, с.56]. Для примера возьмем клиентскую базу организации. Она имеет коммерческую ценность как для ее обладателя, так и для конкурентов (поскольку представляет собой список лиц, нуждающихся в конкретном товаре, работе или услуге, что отменяет необходимость самостоятельного поиска таких лиц), и ее владелец заинтересован, чтобы она оставалась в тайне. Но, большинство отдельных компонентов даже конфиденциальной информации могут быть свободно получены из открытых источников (Интернет, справочники и т.д.). Конечно, мягко говоря, неприятно, когда клиенты переходят к конкуренту. Однако выяснить наверняка, скопировал ли соперник по рынку Ваши клиентские списки или же занимается банальной рассылкой более выгодных предложений «наугад» по электронной почте, довольно сложно. Зачастую это порождает встречные незаконные действия в отношении конкурента, что, конечно же, не является достойным и тем более законным решением проблемы.

 

Последний признак коммерческой (служебной) тайны – необходимость принятия мер по созданию препятствий для доступа к ней. Безусловно, хлипкая дверь не сможет оправдать вора. Но нельзя не учитывать то, что принимаемые меры по созданию препятствий для доступа к информации должны быть адекватны ценности этой информации (что также совпадает с требованиями ТРИПС).

 

Обычно информация проходит несколько ступеней «фильтрации». Круг пользователей соответствующих категорий информации сужается на каждом «уровне сложности», ограничиваясь, в конце концов, учредителями организации (например, информация о долгосрочных планах деятельности не всегда доводится даже до сведения руководителя, не входящего в состав учредителей).

 

Говоря о грифах, указывающих на секретность информации, целесообразно отметить, что их использование является «палкой о двух концах». С одной стороны, лица, принявшие обязанности хранить тайну, будут иметь четкое представление о том, какая именно информация эту тайну составляет, с другой стороны – на содержание «помеченных» документов будут обращать более пристальное внимание и другие (вернее сказать – третьи) лица. Кроме того, использование грифов секретности, таких как «особой важности», «совершенно секретно» и «секретно» для засекречивания сведений, не отнесенных к государственной тайне, в соответствии со ст.8 Закона о государственной тайне не допускается. Придание служебной информации статуса конфиденциальной возможно путем проставления на документах грифа «для служебного пользования». Документы, содержащие коммерческую тайну можно снабжать грифом «конфиденциально» или «коммерческая тайна».

 

Простейшими мерами защиты интересов обладателей конфиденциальной информации являются соответствующие обязательства, включенные в гражданско-правовой договор или трудовой контракт, а также принятие локальных актов (например, Положения о конфиденциальности).

 

Следует учитывать, что само по себе наличие договорных обязательств и других превентивных мер, препятствующих общей доступности к информации еще не говорит о том, что информация составляет какую-либо тайну. Принятие подобных мер – замыкающий критерий правовых основ обеспечения интересов обладателя данной информации в рамках института коммерческой (служебной) тайны, не имеющий юридической силы вне связи с остальными, названными в ст.139 ГК РФ. Абсолютно ясно, что нарушение условий соглашения о конфиденциальности будет противоречить честной коммерческой практике лишь в том случае, если эти условия соответствуют требованиям законодательства (являются законными). Сделка не соответствующая закону или иным правовым актам является недействительной и не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

 

3. Правовой режим коммерческой информации

 

Анализ юридической конструкции ст.128 ГК РФ позволяет прийти к выводу, что информация, в том числе коммерческая (служебная) тайна, является самостоятельным объектом гражданских прав. Законодатель, используя пунктуационный элемент “точку с запятой”, разделил объекты гражданских прав на 5 групп (объекты внутри этих групп разделяются запятыми):

 

· вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права;

· работы и услуги;

· информация;

· результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность);

· нематериальные блага.

 

Таким образом, коммерческая (служебная) тайна не относится к имуществу, а, следовательно, на нее не может распространяться режим права собственности. Не относится информация и к объектам собственности интеллектуальной. Поэтому исключительные права на нее распространяться не могут.

 

Вместе с тем юридические конструкции некоторых норм ГК РФ, федеральных законов и международных договоров сформулированы таким образом, что дают основание думать о существовании исключительных прав на информацию. Так, согласно ст.1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии одна сторона обязуется предоставить другой стороне за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав. В Соглашении ТРИПС сказано, что для целей настоящего Соглашения термин “интеллектуальная собственность” относится ко всем категориям интеллектуальной собственности, рассматриваемым в разделах 1–7 части II Соглашения (то есть, в том числе и к коммерческой информации).

 

Таким образом, для правильного понимания сущности правового режима коммерческой информации необходимо обратиться к более глубокому сравнительному анализу норм права, регулирующих отношения по созданию и использованию результатов интеллектуального труда и норм, регулирующих отношения, связанные с информацией.

 

На основе положений нормативных правовых актов, регулирующих отношения, связанные с созданием и использованием результатов интеллектуального труда, можно сделать вывод, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности – есть право осуществлять, разрешать и запрещать осуществлять определенные действия в отношении данного результата. Эти действия представляют собой способы использования прав на результаты интеллектуального труда. Анализ же статьи 139 ГК РФ, а также ст.39 ТРИПС, согласно которым лицо может препятствовать раскрытию, получению или использованию правомерно находящейся у него информации, позволяет прийти к выводу, что обладатель коммерческой тайны имеет лишь право на принятие превентивных мер, препятствующих разглашению и использованию информации незаконными методами. 

 

4. Защита интересов обладателя коммерческой информации

 

В данном разделе мы остановимся на рассмотрении гражданско-правовых способов защиты интересов обладателей конфиденциальной информации, мер уголовной ответственности за преступления, связанные с ее разглашением и несанкционированным использованием, а также ответственности работников, незаконно разгласивших или использовавших конфиденциальную информацию работодателя. 

 

4.1. Гражданскоправовые способы защиты

 

Из положения п.2 ст.139 ГК РФ следует, что защита законных интересов владельца информации, составляющей служебную или коммерческую тайну, осуществляется способами, предусмотренными настоящим Кодексом и другими законами. В этой статье предусматривается один из способов защиты в форме взыскания убытков с нарушителя.

 

Требование о возмещении убытков владельцем информации может быть предъявлено к:

 

·   лицам, незаконными методами получившие информацию, которая составляет коммерческую тайну.

·   работникам, разгласившим служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору, в том числе контракту,

·   контрагентам, сделавшим это вопреки гражданско-правовому договору.

 

Защита интересов обладателя информации может быть осуществлена и другими гражданско-правовыми способами. Не исчерпывающий перечень этих способов предусмотрен в ст.12 ГК РФ. Выбор способа защиты следует осуществлять с учетом особенностей имущественных интересов владельца коммерческой информации, и характера нарушения. В случае, если нарушение интересов еще не привело к утрате владельцем коммерческой информации монополии на нее, защита его интересов возможна путем восстановления положения, существовавшего до нарушения, и пресечения действий, нарушающих интересы владельца информации или создающих угрозу их нарушения.

 

Органом государственной власти или органом местного самоуправления может быть принят акт, предусматривающий необходимость раскрытия информации, составляющей коммерческую (служебную) тайну. Данный акт может быть признан недействительным.

 

Общие правила о признании акта недействительным содержатся в ст.13 ГК РФ. В том случае, если данный акт имеет ненормативный характер, он не соответствует закону или иным правовым актам и нарушает охраняемые законом интересы, этот акт может быть признан недействительным. Если акт носит нормативный характер, и обладает такими же негативными свойствами, то он может быть признан недействительным лишь в случаях, предусмотренными законом. В ст.7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" предусматривается запрещение федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления принимать акты, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминирующие условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов или граждан.

 

Способом защиты может выступать неустойка. Однако данный способ защиты возможен лишь в случаях, когда между владельцем информации и лицом, распространившим сведения, составляющие коммерческую (служебную) тайну, существуют договорные отношения. В договоре может быть предусмотрено условие, согласно которому сторона, получившая конфиденциальную тайну и разгласившая ее, обязана выплатить неустойку в виде штрафа. Согласно ст.330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение убытков. Данное условие в договоре создаст благоприятные условия для осуществления реальной защиты интересов владельца информации. Штраф определяется в твердой форме и получает четкое закрепление в договоре. С убытками дело обстоит не так просто, ведь предъявив требования о возмещении убытков владелец информации должен доказать как наличие убытков, так и их размер. Следовательно, в случае недоказанности последнего его имущественные интересы не будут защищены. Следует также обратить внимание, что согласно общему правилу – если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (ст.394 ГК РФ). Вместе с тем договором может быть изменено это правило путем указания о:

 

·   взыскании только неустойки, но не убытков;

·   взыскании убытков в полной сумме сверх неустойки;

·   взыскании по выбору кредитора либо неустойки, либо убытков.

 

4.2. Уголовная ответственность

 

Уголовная ответственность за преступления в информационной сфере предусмотрена ст.183 раздела VIII «Преступления в сфере экономики» и ст.ст.272, 273 и 274 раздела IX «Преступления против общественной безопасности» УК РФ.

 

Субъектом преступлений, предусмотренных названными статьями, может быть только вменяемое физическое лицо, достигшее ко времени их совершения шестнадцатилетнего возраста. Юридические лица, в отличие от законодательства ряда других стран (например, США и Франции), не могут быть привлечены к уголовной ответственности по УК РФ.

 

Статья 183 («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну») УК РФ содержит два состава преступлений. Первый состав содержится в пункте 1 указанной нормы: собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (в дальнейшем сведения), путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений. Следует отметить, что за совершение аналогичных деяний в отношении служебной тайны уголовная ответственность согласно УК РФ не наступает.

 

Объективная сторона выражается в сборе сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем активных противоправных действий (похищение документов, подкуп, угрозы и т.д.) со стороны лица, не являющегося обладателем этих сведений и не имеющего возможности получить их на законном основании. Состав данного преступления является формальным и считается оконченным с начала сбора сведений. Субъективную сторону характеризует прямой умысел и цель разглашения либо незаконного использования информации. Только при наличии доказательств именно этих целей, совершенное деяние может быть квалифицированно по ч.1 ст.183 УК РФ.

 

В п.2 ст.183 УК РФ содержится второй состав преступления: незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб (преступления средней тяжести).

 

Потерпевшим может быть физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Потерпевший – не обязательно именно владелец информации. Поэтому, «согласие владельца не может устранить незаконность разглашения или использования коммерческой или банковской тайны, если такое разглашение или использование запрещены действующими нормативно-правовыми актами или затрагивают законные права и интересы других лиц» [3, с.434]. Состав данного преступления материальный, то есть преступление считается совершенным с момента причинения крупного ущерба. Таким образом, объективная сторона преступления включает в себя противоправное действие (действия), наличие крупного ущерба и причинную связь между данным действием и крупным ущербом. Субъективная сторона этого состава преступления включает в себя помимо прямого умысла корыстную или личную заинтересованность лица, совершающего преступление.

 

Меры уголовной ответственности установлены также за преступления в сфере компьютерной информации. Под «компьютерной информацией» УК РФ понимает информацию, содержащуюся на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине, системе ЭВМ или их сети. Уголовно наказуемыми признаются следующие деяния, совершаемые в отношении такой информации:

 

1) неправомерный доступ к компьютерной информации, при условиях, что:

· данная информация является конфиденциальной;

· последствиями неправомерного доступа явились уничтожение, блокирование, модификация или копирование этой информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети;

· доказана причинная связь между неправомерным доступом и указанными последствиями (ст.272 УК РФ);

 

2) создание программ для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или носителей с такими программами (ст.273 УК РФ);

 

3) нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию конфиденциальной информации, если это деяние причинило существенный вред (ст.274 УК РФ).

 

Как видно, УК РФ не перечисляет возможные виды преступлений в сфере информационного обмена, а дает лишь их основные характеристики. Данный подход законодателя, с учетом постоянного развития науки и технологий, представляется правильным. Что же касается вопросов классификации преступлений в рассматриваемой сфере, то следует отдать должное опыту зарубежных стран. Кодификатор Генерального Секретариата Интерпола делит компьютерные преступления на 5 групп, включающих в себя подгруппы:

 

1) QA – Несанкционированный доступ и перехват (сюда входят: QAH – компьютерный абордаж; QAI – перехват; QAT – кража времени; QAZ – другие виды несанкционированного доступа и перехвата);

 

2) QD – Изменение компьютерных данных (QDL – логическая бомба; QDT – троянский конь; QDV – компьютерный вирус; QDW – компьютерный червь; QDZ – прочее); QF – Компьютерное мошенничество (QFC – мошенничество с банкоматами; QFF – компьютерная подделка; QFG – мошенничество с игровыми автоматами; QFM – манипуляции с программами ввода-вывода; QFP – мошенничества с платежными средствами; QFT – телефонное мошенничество; QFZ – прочее);

 

3) QR – Незаконное копирование (QRG – компьютерные игры; QRS – другое программное обеспечение; QRT – топология полупроводниковых устройств; QRZ – другие виды незаконного копирования);

 

4) QS – Компьютерный саботаж (QSH – с аппаратным обеспечением; QSS – с программным обеспечением; QSZ – прочие виды саботажа);

 

5) QZ – Прочие компьютерные преступления (QZB – с использованием компьютерных досок объявлений; QZE – хищение информации, составляющей коммерческую тайну; QZS – передача информации, подлежащая судебному рассмотрению; QZZ – прочие компьютерные преступления).

 

Знак «Z» используется в приведенном кодификаторе с учетом возможности появления новых видов компьютерных преступлений.

 

Российские правоохранительные органы также используют в своей деятельности и данный кодификатор и различные рекомендации Интерпола. Начало этому положил Указ Президента РФ № 1113 «Об участии РФ в деятельности международной организации уголовной полиции – Интерпола» от 30 июля 1996 года. 

 

4.3. Ответственность работника

 

Не разглашать и не использовать конфиденциальную информацию предприятия не входит в перечень основных обязанностей работника, который приводится в ст.21 Трудового кодекса РФ (далее – ТК РФ). Однако, работник в любом случае обязан соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации [5] и добросовестно исполнять трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором (контрактом), в котором как правило и регламентируется порядок использования коммерческой информации.

 

Однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей в виде разглашения конфиденциальной информации является основанием для расторжения трудового договора по инициативе работодателя (п./п. в) п.6 ст.81 ТК РФ), а также одним из случаев, когда на работника может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба (п.7 ст.243 ТК РФ). Следует иметь в виду, что работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, а также ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат (ст.238 ТК РФ).

 

Работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей (ст.248 ТК РФ). В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

 

Возмещение ущерба производится работником независимо от его привлечения к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия или бездействие, которыми причинен ущерб работодателю (ст.248 ТК РФ).

 

Библиографический список

 

[1] Гаврилов О. А. Курс правовой информатики: Учебник для вузов. — М.: Изд-во НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000.

[2] Мэггс П. Б., Сергеев А.. П. Интеллектуальная собственность. — М.: Юрист, 2000.

[3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под общ. ред. доктора юридических наук, профессора Ю.И.Скуратова и доктора юридических наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева. – 3-е изд., изм. и доп. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА-М), 2001.

[4] Принят Государственной Думой 22 января 1999 г., одобрен Советом Федерации 10 февраля 1999 г. Отклонен Президентом РФ 23 февраля 1999 г.

[5] Правила внутреннего трудового распорядка организации – локальный нормативный акт, регламентирующий в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами порядок приема и увольнения работников, основные права, обязанности и ответственность сторон трудового договора, режим работы, время отдыха, применяемые к работникам меры поощрения и взыскания, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений в организации

 

И.А.Зенин, д.ю.н., профессор,

Е.А.Моргунова, аспирант юрфака МГУ

В.В.Погуляев

 

Источник: http://www.juragent.ru/publ/zi/rejim_konf_info.htm

Назад ]